Публикация
  • Рубрика: Интервью
    24.09.2014

    Айрат Баширов: "Один из наших крупных конкурентов располагался в Украине. Сейчас он ушел с российского рынка, и мы снова ощущаем приток заказов"

  • Компания «Данафлекс» появилась в начале нулевых годов и сегодня это крупнейшая структура на рынке пленочной упаковки с долей 12% и годовой выручкой почти 5 млрд рублей. Президент «Данафлекс» Айрат Баширов в интервью KazanFirst рассказал об истории компании, о том, почему «Данафлекс» отложила выход на европейский рынок, и как она стала лидером отрасли в России. Баширов рассчитывает, что экономический спад поможет «Данафлекс», потому что его клиенты хотят снизить риски и «идут к лидерам рынка».

    Компаниям «Данафлекс» начиналась в 2001 году, когда ко мне пришли мои знакомые и предложили выступить портфельным инвестором проекта. У них уже было некое представление об этом бизнесе. Так получилось, что я втянулся в это сам и со временем инвестировал сюда свои основные активы. В 2009 году начался новый важный этап в жизни компании – мы запустили вторую производственную площадку по выпуску пленок «Данафлекс-НАНО».

    Сколько вы инвестировали в проект на начальном этапе?

    На начальном этапе я вложил в компанию $1 млн. Партнеры, которые предложили мне участвовать в проекте, были соинвесторами. Но потом они решили выйти из проекта, и я остался один. Я выкупил их долю. Партнерами были физические лица.

    Изначально это было производство гибкой упаковки. По сути — оно и осталось основным направлением. За это время мы стали более интегрированы в сторону сырья. Если раньше мы покупали некоторые виды пленок у поставщиков, то сейчас на нашем новом заводе «Данафлекс-НАНО» мы также производим пленки.

    Какие площадки рассматривались для открытия бизнеса?

    Помимо «Химграда» мы рассматривали еще одну площадку, и даже начали строительство нового завода. Она располагалась за городом, недалеко от деревни Званка. Потом нам сделали предложение, от которого мы не смогли отказаться, и мы решили построить новый завод в «Химграде».

    Вы стали одними из первых резидентов «Химграда»?

    Со вторым заводом – да. Первый наш завод находится на улице Родина, а второй в «Химграде».

    На каких условиях вы размещаетесь в «Химграде» — как все резиденты или есть что-то особенное?

    Я думаю, что ничего особенного нет. Единственное – было обязательное условие, что мы покупаем здесь землю, а не берем в аренду. Такой бизнес, как у нас, во всем мире ведется по таким правилам – у нас машины, производственные линии. В случае чего не получится взять их и уйти, это не кассовый аппарат. Поэтому мы предпочитаем выкупать землю, строить объекты недвижимости.

    Вы работаете на российском или зарубежном оборудовании?

    100% нашего оборудования – импортное. К сожалению, в России не производят необходимых нам станков. Аналоги есть, но они настолько низкого качества, что мы не можем себе позволить на них работать. В основном мы работаем на немецком оборудовании.

    Как складываются отношения с иностранными коллегами ввиду сложившейся политической ситуации?

    С нашими основными поставщиками (например, Dupont, ExxonMobil, Dow) у нас уже настолько сложившиеся партнерские отношения, что политика не влияет и вряд ли повлияет на нашу работу.

    Есть некоторые поставщики материалов, с кем у нас еще не выстроились близкие и долгосрочные отношения. Они продолжают поставлять нам свою продукцию, но несколько ужесточают условия – сокращают лимиты, которые отведены на нас, уменьшают сроки отсрочки платежей и так далее. Но это скорее исключение, чем правило.

    Сырье также приобретаете за границей?

    Нет, большая часть сырья у нас стала российской. Порядка 40% - импортное.

    За границей мы покупаем полиэтилен, краски, ПЭТ-пленки – те виды сырья, которые в России просто не производятся.

    В России наши основные поставщики полимеров – из Татарстана. Здесь у нас есть хорошее конкурентное преимущество, мы расположены очень близко к основным производителям полимеров – компаниям «Казаньоргсинтез», «Нижнекамскнефтехим». У них мы закупаем материалы для производства пленок. Остальные материалы мы привозим из других регионов.

    Как выстраивались взаимоотношения с производителями в Татарстане?

    Это был длинный путь. Когда мы только начинали, наше потребление было небольшим, и мы были незначимым для них клиентом. А сейчас мы крупный потребитель, и наши взаимоотношения вышли на новый уровень. К тому же руководство Татарстана оказало поддержку, попросив обратить внимание на малый и средний бизнес, чтобы шло развитие переработки полимеров в республике. Это действительно помогает. «Татнефтехиминвест холдинг» собирает заявки, согласовывает с крупными производителями наши потребности, и у нас идет хорошая работа.

    Сколько сырья татарстанских производителей вы потребляете сейчас?

    В денежном эквиваленте объем потребления составляет 100-150 млн рублей в месяц.

    Работаете ли с малыми и средними предприятиями?

    Работаем, но лишь в сфере покупки некоторых видов услуг. Поставляют сырье нам только крупные предприятия.

    Каков оборот компании в 2013 году? И как планируете развиваться?

    По группе компаний оборот в 2013 году составил 4,2 млрд рублей. В нынешнем году мы ожидаем выручку на уровне 5,3 млрд рублей. Если говорить о дальнейших планах, к 2020 году мы планируем выйти на 16 млрд рублей. Мы заложили себе средние темпы роста на уровне 20%.

    Обращались ли вы за поддержкой государства?

    По закону республики об инвестиционной деятельности мы пользуемся льготами – льготы на налог на имущество и уменьшенный налог на прибыль. Также у нас сниженный налог на землю, но это преимущество «Химграда».

    В этом году мы подали документы на инвестиционный налоговый кредит. Пока мы не получили одобрения, наша заявка проходит согласование в министерстве экономики и министерстве финансов Татарстана.

    Сотрудничаете ли вы с вузами республики по программам подготовки кадров?

    Мы ведем работу с КХТИ (Казанский химико-технологический университет). У нас есть программа «Растим таланты», в рамках которой студенты проходят практику в «Данафлекс», пишут конкурсные научные работы по теме производства полимерных пленок. Авторы лучших работ проходят собеседование и получают возможность в свободное от учебы время работать в компании. На этот период «Данафлекс» выплачивает им стипендию. После окончания вуза студенты получают возможность трудоустройства в компании. Для выпускников вуза этот проект – уникальная возможность на самом начальном этапе своей карьеры получить опыт работы в ведущей инновационной компании, обучиться у лучших специалистов, опытных наставников. Проект «Растим таланты» мы запустили в этом году.

    Почему только сейчас?

    До этого нам удавалось самостоятельно закрывать потребность в кадрах. Но со временем стало очевидно, что хорошие кадры нужно не только искать, но и готовить с нуля. К тому же, практически все, кто работает на производстве «Данафлекс» – это выпускники КХТИ. Многие проходили у нас практику, и после окончания университета обращались к нам в поисках работы. Сейчас мы просто оформили это в программу, чтобы систематизировать эту работу и повысить ее эффективность.

    Насколько в вашей работе важна инновационная деятельность?

    В нашем бизнесе введение инноваций – это один из основных путей для того, чтобы занять лидирующую позицию на рынке. Поиск и внедрение инноваций в производстве упаковки – это то, что стало главным фактором успеха компании. Сегодня «Данафлекс» - первопроходец в области инновационной упаковки и лидер российского рынка с долей в 12%.

    Каждый год обязательно вводим ряд новых продуктов. Решения, которые мы выдаем на рынок, связаны с новыми свойствами продукта, с новым подходом к производству, с изменением рецептуры в сторону уменьшения цены и так далее.

    Кто занимается инновационной деятельностью?

    Этим у нас занимается специальный отдел. В нем работает семь человек. Подразделение было создано практически сразу после основания бизнеса, в 2003 году. Большинство сотрудников – как минимум кандидаты химических наук, это «золотой фонд» нашего предприятия. И если взять наших конкурентов на российском рынке, мало у кого есть такой отдел с исследованиями и серьезным оборудованием. Максимум, что есть – это один-два специалиста. В этом одно из наших конкурентных преимуществ, причина, по которой мы сегодня лидеры на российском рынке.

    Какие инновационные решения вы внедрили за последний год?

    Мы создали ряд инновационных упаковочных решений, которые успели подтвердить свою эффективность. Например, была разработана высокобарьерная упаковка с нанопокрытием и защитой от УФ-излучения. Ее особенность в том, что она защищает продукт от вредных внешних воздействий и при этом имеет прозрачное окошко, через которое потребитель может увидеть продукт внутри, оценить его качество. Традиционные решения на рынке гибкой упаковки не дают такой возможности, так как обычная упаковка непрозрачная.

    Также успешной оказалась реторт-упаковка «дой-пак» под стерилизацию, которая в этом году получила премию PART Awards. Она обеспечивает изоляцию продуктов от воздействия окружающей среды и возможность их стерилизации при температурах выше 100°С. Инновационная рецептура пленки обеспечивает эффект «легкого открытия» пакетов при нанесении насечки и не требует применения лазерной перфорации.

    На мировом уровне была отмечена наша разработка для «ЭссенПродакшн АГ», производителя соусной продукции «Махеевъ»: гибкая упаковка для майонеза получила премию World Star Awards от Всемирной организации упаковщиков.

    У вас пытались переманить сотрудников?

    Конечно, это нормальная практика. Все хотят забрать специалистов из лидирующей компании к себе. С одной стороны, было бы логичнее воспитать своих высококвалифицированных сотрудников, мы так и делаем. Но это длительный и дорогой процесс. А некоторым надо добиться быстрого результата и срочно что-то запустить, освоить технологию. Когда некогда, не кому и не на что обучать – остается только переманить сотрудников.

    Конкурентам удавалось кого-то у вас переманить?

    Бывало, что кто-то и уходил. Но это были не ключевые сотрудники, ключевых мы не отпустим.

    Чем переманивают, и что делаете вы?

    Как правило, предлагают больше денег. Мы поступаем по-разному. На нашем предприятии взаимоотношения с сотрудниками строятся не только на деньгах. Есть та ключевая группа сотрудников, которые любят компанию, гордятся, что здесь работают и понимают, что у нас у них есть неплохие перспективы для профессионального и личностного роста. Уверен, что их переманить будет вряд ли возможно, здесь речь даже не идет о деньгах.

    Сколько всего в вашей компании сотрудников и сколько они получают?

    В компании работает 750 человек. Средняя зарплата на предприятии – около 35 тысяч рублей. Планируем, что в нынешнем году эта цифра приблизится к 40. Минимальную и максимальную зарплаты назвать затрудняюсь. Если говорить об операторах, которые работают на высококлассных станках, то они в среднем получают по 40-50 тысяч рублей. У сотрудников отдела продаж зарплаты от100 тысяч рублей и выше. Конечно, все зависит от квалификации и результативности работы.

    Если говорить о сотрудниках отдела инноваций, то здесь своя система мотивации. Когда они выводят новый продукт, и он оказывается успешным, сотрудник отдела, который участвовал в разработке, получает процент от маржи. Например, пару месяцев назад я выписывал одному сотруднику премию в размере 250 тысяч рублей. Мы стараемся, чтобы система мотивации у нас работала грамотно, и у сотрудников не было ограничений в заработке. Если работники получают исключительно оклад и результаты их труда никак не оцениваются и не вознаграждаются, какими бы они не были, ничего выше среднего уровня предприятие не получит. Нужно создавать условия, чтобы люди могли творить и были заинтересованы в наилучшем результате.

    А ваши сотрудники как относятся к такой системе поощрения?

    Есть разные ситуации. Наверно, их можно разделить следующим образом. Четверть сотрудников всегда готова к чему-то новому, интересному, замотивирована на развитие и успех и старается быстрее внедрить свою работу. Четверть же – более консервативны, не хотят изменений, следят за стандартами. И оставшаяся половина сотрудников периодически примыкает то к первой, то ко второй группе, в зависимости от ситуации.

    Кого вы считаете конкурентами в Татарстане и в России?

    Конкуренция на этом рынке достаточно высокая. В России работает более 100 компаний в нашей области. Мы самые крупные и наш ближайший конкурент отстает от нас в 2,5 раза по объему производства. Речь идет не только о российских, но и о транснациональных компаниях, которые имеют свои заводы в России.

    В Татарстане сейчас нет крупных заводов по производству гибкой упаковки. Есть несколько мелких производителей, но они не составляют нам конкуренцию.

    Как на деятельности компании сказался кризис и как влияет нынешняя стагнация?

    Кризис 2008-2009 года очень хорошо сказался на работе нашей компании. В периоды таких кризисов слабые компании на рынке начинают чувствовать себя еще слабее. И, соответственно, наши клиенты хотят снизить эти риски и идут к лидерам рынка. Если в обычный период они могут позволить себе иметь нескольких поставщиков, то в кризис они предпочитают работать с одним, но надежным. В итоге в 2009 году мы получили рост в 45%.

    Примерно такая же ситуация происходит сейчас, особенно после введения санкций. Один из наших крупных конкурентов располагался в Украине. Сейчас он ушел с российского рынка, и мы снова ощущаем приток заказов. Транснациональные компании, которые импортировали упаковку, а это 15-20% рынка, так же в связи с повышением курса евро и возможными сложностями с доставкой упаковки из-за границы, переориентировались на местных поставщиков. А мы – лидеры на рынке, поэтому мы первые, к кому идут.

    Вы экспортируете свою продукцию?

    Нет, экспорта у нас нет.

    Почему?

    В России еще очень много работы, заказов. У нас было несколько попыток начать экспорт в Европу, но европейский рынок достаточно консервативен, все привыкли к своим поставщикам и туда очень сложно войти. Я думаю, что сейчас, в связи с нынешней политической ситуацией, мы отложим выход на европейский рынок. У нас работали агенты в Англии, Германии, но сейчас отношение к компаниям из России крайне неоднозначное, и мы свернули эту работу.

    Сейчас мы сосредоточены на российском рынке, мы расширяем свой сегмент, для этого благоприятные условия. По результатам 2014 года, я думаю, мы займем 15% российского рынка, по сравнению с сегодняшними 12% это будет хороший результат.

    Вы занимаетесь только производством упаковки, или предлагаете и услуги дизайна?

    Зависит от заказчика. Если это крупная компания, у нее есть бренд-бук, по которому мы делаем упаковку. Небольшим компаниям, у которых нет службы, которая занимается брендом, мы предлагаем услуги нашей дизайн-студии. Но в 85% случаях мы просто адаптируем дизайн под нашу технологию производства упаковки.

    Где вы работали до компании «Данафлекс» и почему заинтересовались новым видом производства?

    Я работал в инвестиционной компании «Диалог-инвест». Компания активно участвовала на фондовом рынке, покупала и продавала акции различных компаний. Кроме этого, я инвестировал в разные проекты, недвижимость. «Данафлекс» стал первым промышленным проектом, в который я вложил средства.

    Почему не продолжили инвестировать в недвижимость?

    «Данафлекс» стал моим основным проектом и, по сути, поглотил все ресурсы.

    То есть вам интересно здесь работать?

    Да. Мне нравится что-то создавать. Та компания, которую мы создали с нуля сегодня – одна из лучших компаний не только в России, но и в Европе. Многие иностранцы, которые к нам приезжают, отмечают, что таких заводов, как у нас, единицы во всем мире. Это очень приятно.

    Мы недавно подсчитали, что суммарная стоимость брендов, которые нам доверились, более $100 млрд. И в итоге я вижу нашу работу – в магазинах на полках в основном представлена наша продукция.

    А в чем сложность в управлении такой компании?

    Для меня нет больших сложностей. Я даже не могу назвать какие-то проблемы, которые приходится решать с большим трудом. У нас нет проблем, у нас есть задачи.